Наталья Суздальцева - Регрессолог с дипломом МГУ
Регрессионный терапевт, перинатальный психолог, репродуктолог со стажем работы более 15 лет.
Эксперт 1-го канала, ТВЦ, Рен ТВ, СМИ (Космополитен, Мэри Клер, Дни.ру и д.р.).
Провела более 10 000 терапевтических часов работы с клиентами, которые познали самих себя, начали жить осознанно и решили финансовые и личные проблемы.
Имеет опыт в предпринимательской деятельности более 10 лет.
Преподаватель с диплом МГУ.
Лучший регрессолог 2022 года по версии ТОП-влиятельных людей в психологии.
Удовольствие от материнства или послеродовая депрессия? Как помочь маме сохранить ресурс
Как подготовиться к родам и материнству, как снизить риски послеродовой депрессии и о чем позаботиться заранее, откуда «растут ноги» у ПРД и почему в наше время ее так много, какие меры послеродового восстановления помогут женщине сохранить ресурс – об этом рассказывает Психолог-репродуктолог, перинатальный психолог Наталья Суздальцева.

Как рожали и растили наши предки


Испокон веков к родительству готовили с детства. В славянской детоцентрированной культуре, строя дом, первым делом в потолке делали дырку. Для чего? Для колыбели, зыбки! И вот, когда в той пестрой разновозрастной «расширенной» семье, где младенцы, молодые и зрелые жили все вместе, неумолчно поучаемые бабушками-прабабушками, рождался малыш, он селился в этой зыбке до четырех-пяти месяцев. И весь мир начинал вращаться вокруг него.

Роженица, о которой близкие заботились по всем правилам, первые сорок дней не выходила из бани, где появился на свет ее ребенок. Ей не разрешалось ступать на землю и прикасаться к воде и огню. И света должно было быть как можно меньше. Видели окошечки в настоящих деревенских банях? Что это, заточение? Хотела бы я побывать в таком заточении! Родившие детей в роддомах, принесшие их в ипотечные однушки и показавшие бабушке по Скайпу, только представьте: ты почти ничего не делаешь в этот волшебный синтезивный период, только знай себе налаживаешь грудное вскармливание, да вся деревня приносит молодой матери самую вкусную кашу, да опытные женщины приходят ее мыть, прибирать в баньке, топить печь. Спа по-старославянски, телесный релакс и восстановление психологического комфорта одновременно!

Правда, потом – все. Вновь трудиться до седьмого пота и кровавых мозолей, чтобы выжить: ухаживать за скотом, растить урожай, растапливать, мыть, полоскать, тереть, скрести, полоть, прясть, штопать… А кто с ребенком? А с ребенком – бабушки, нянюшки, женщины, которые уже не в состоянии выполнять тяжелую физическую работу. И один взрослый занимается только ребенком. То есть не как мы: «вот я сейчас помою пол, посуду, сварю суп, а ты посиди в манеже». Нет, они полностью включены в процесс воспитания. Годам к трем к бабушке присоединялся дедушка, резавший до этого бирюльки, да плетший за печкой корзины и мережи, брался обучать деревенской премудрости. Не сомневаюсь, что все эти взрослые получали удовольствие от пребывания с малышом.

Получалось так, что ребенок был окружен позитивными эмоциями, у него не было чувства, что он мешает варить суп, что он лишний. Он чувствовал, что его любят, и что дети – это радостно и приятно, это весело и забавно. Да, случалось и поплакать, но в той, забытой нами культуре, строго следили, чтобы у ребенка происходило насыщение именно положительными эмоциями. На то были веселые ярмарки, шумные праздники, игры, бабушкины потешки, песни, сказки. Чтобы потом, живя в суровом климате и тяжелом крестьянском быту, не скатиться до «негативопреобладающего» мышления.

И как эта любовь к ребенку проявлялась? До двух-трех лет – это безусловная любовь, впрок, на всю оставшуюся трудную жизнь, понимание того, что тебя любят таким какой ты есть. Но потом четко давали понять: надо стать полезным.
Помог открыть дверь – а кто это у нас тут такой молодец? Помощник растет!
Помогла тесто помесить – ай, хозяюшка ты наша!
Выходило, что главный смысл жизни – быть полезным для своих родных, для социума. А что для нас социум? Это человеческий вид в целом. И воспитание потомства для поддержания вида – один из способов полезности. Не просто родить и отдать – а воспитание, выращивание!

Откуда берутся послеродовые депрессии

Но что происходит в современном мире? Перенаселение планеты. Нам больше не надо! Мы больше не полезны, если даем потомство. Вот она – важнейшая причина однополых браков, чайлдфри-убеждений, выбора бесплодных отношений. Здесь, разумеется, нет места послеродовой депрессии.

Что еще происходит в современном мире? Помните про безусловную любовь? Мир как эпидемией охвачен модой на эту самую безусловную любовь! Полюбите меня таким, какой я есть! А кому ты нужен, если ты бесполезен? Во главу угла ставится мысль, что ребенка надо любить таким, какой он есть. Вот только потом, достигая возраста активного участия в жизни, он ничего не хочет делать, ведь его уже любят таким какой он есть. У него нет никакого стимула ни для чего. А тот, кто не любит безусловно – плохой! Вот обозначилась угрожающим рифом и первая причина неготовности к родительству, которая может повлечь за собой послеродовую депрессию.

Есть и другая крайность – в детстве не додали все той же безусловной любви. И как следствие, внутренний ребенок новоиспеченного родителя борется за свое существование, ревностно относясь к новорожденному.

Такие перекосы в воспитании ранее нашей культуре всегда пресекались. К родительству готовили, быть отцом-матерью учили с детства. Перекосы, допускаемые теперь в современном мире, и приводят к неготовности быть родителем. И, как следствие, послеродовой депрессии.

Послеродовая или…?

Послеродовую депрессию можно спутать с обычной депрессией. Но обычная депрессия – это о самой страшной потере в жизни человека –потере смысла жизни. Откуда она берется? Из представления о том, что человек сегодня стал идеальным, совершенным, а саморазвитие поставил во главу угла. Он нажился уже для себя, а что дальше? Общество, даже современное, имеет утилитарный характер. А для человека по-прежнему очень важно быть на пути служения человечеству. Но он не встал на этот путь, потому что мама с папой его и так любили. А вот плохое общество – не принимает, потому что ему неважно какой ты. Ему важно, что ты можешь полезного дать! Потому-то и путают часто послеродовую депрессию, если ребенок появляется у мам «за тридцать», с депрессией, связанной с кризисом среднего возраста. А кризис среднего возраста – это в чистом виде потеря смысла жизни, что и понятно, ведь главный вектор сейчас – эгоцентрический, где нет места потребности в человеческом служении.

Еще одна серьезнейшая причина послеродовой депрессии – это психологическая травма, полученная в роддоме. Трудно переоценить ее влияние на ресурсное состояние женщины, нехватка которого воспринимается ею как угроза для жизни.

Очень страшно жить в мире, где нас не научили быть матерями и не мотивировали на родительство. Где господствует нуклеарная а не «расширенная» семья, где нет помогающих и замещающих взрослых, потому что бабушки и дедушки наших детей занимаются карьерами, путешествиями и личной жизнью. Где грядет перенаселение, и вдобавок нам внушили, что мы любимы такими, какие мы есть (что это как не призыв к пассивному поведению?). Где мы по уши увязли в саморазвитии, в медитациях, в бесконечном обустройстве личного пространства, в путешествиях и ретритах. И где после рождения ребенка у матери обостряется тревога за свою жизнь. Где очень хочется выбросить все, что мешает, из окна и потом, не справившись с потерей, выйти следом…

Активное и пассивное выражение послеродовой депрессии

Главный показатель послеродовой депрессии – это тревога за свою жизнь. И часто это состояние путают с тревогой за жизнь ребенка. Но когда это именно тревога за жизнь ребенка – увеличивается молоко, максимально включается лактационная доминанта. А когда тревога за свою жизнь – молоко прекращает вырабатываться, потому что матери надо беречь ресурс и заботиться о себе, чтоб спастись. У людей, как и у животных, в случае, когда внешний стресс отключает инстинкт продолжения рода уже на послеродовом этапе, есть два пути решения проблемы:

Пассивное поведение – я уйду.
И активное – я убью.

И есть самый главный путь выбора поведения – это чувство к ребенку. И если мать изумленно смотрит на ребенка и лишь пассивно спрашивает: «Кто это? Это не мой ребенок!», то в этом случае материнская доминанта подавлена, и нехватка сил не позволяет накопить ресурс, чтоб проявить заботу о малыше. А вот если она считает, что опасность от ребенка – то это активное поведение. Животные в таком состоянии могут загрызать своих детенышей.
И никакой, даже самый прекрасный лиловый шелково-кашемировый слинг, привнесенный из культуры «заплечных» детей, но не связанный с нашей культурой детоцентрированной, не поможет справиться с послеродовой депрессией. Думаю, иногда даже в чем-то может усилить ее ход.
А вот организовать себе буфер еще во время беременности – это договориться с другими взрослыми – бабушками, дедушками, тетками, если есть возможность, то выбрать няню, попросить соседку, скооперироваться с другими молодыми мамами, живущими поблизости, чтоб помогать друг другу порой буквально выживать – это выход. Это и будет лучшей профилактикой послеродовой депрессии.

«Священные» 40 дней

Сорок дней – это период, когда мать и ребенок настраиваются друг на друга. Синхронизируются. И в этот период нет места быту и мытью полов. И если вы зовете к себе помощницу, то пусть она помогает по хозяйству, или в крайнем случае выйдет с коляской погулять. Первые сорок дней после родов – самый важный период, который запускает отношения мать-дитя на всю их жизнь вперед.
Ведь часто не отсутствие денег на няню, а установка, о которой так метко спела Лолита Милявская, «я все могу, я все сама!» доводит женщину до состояния тревоги за свою жизнь – до послеродовой депрессии.
Если совсем нет возможности получать помощь (а такое сложно представить, ведь мы все же живем в социуме), постарайтесь перед родами максимально наготовить еды на месяц вперед и сделать самые настоящие припасы в морозилке, проведите уборку, на какую хватит сил, создайте максимальный уют, чтоб первое время не уничтожать себя бытом.
И есть еще один способ профилактики и выхода из депрессии, той, чья причина – психологическая травма в роддоме. Помните баню, про которую я говорила? В первые сорок дней в той самой бане происходит закрытие родов, пеленание роженицы и другие практики, позволяющие женщине восстановить ресурс.

Откуда ресурсы?

Задумывались, зачем нужно восстанавливать ресурс? И как это сделать?
В родовых процессах открываются пограничные состояния. Это когда по-настоящему «между». Это когда «еще не» и «уже не». Для чего необходимо пограничное состояние? Чтоб вывести своего ребенка в жизнь. Из состояния, когда он еще не дышит, не ест, не производит звуки, не проявляет себя никак. Из абсолютно пассивного состояния – в активное. Будучи и сама в измененном состоянии, женщина проводит своего ребенка во внешний мир из внутреннего.
И в таком измененном состоянии происходят порой нежелательные последствия. В современных роддомах женщину могут насильно вытащить из этого состояния. Могут, пользуясь ее состоянием, внушить ей что-то сделать или принять неверное решение. Могут проколоть пузырь, могут включить вспомогательные элементы родовой деятельности. Искусственный окситоцин, эпидуральная анестезия сильно влияют на состояние измененного сознания, в котором находится женщина, и в результате она теряет силы и энергию, которые ей так необходимы первые сорок дней после родов. За эти дни ей необходимо полностью вернуться в себя из этих глубоких трансформирующих процессов. Любое вмешательство в это чревато тем, что можно оставить часть своего внимания, а значит, и энергии в пограничном пространстве.
Я помогаю получить назад все растерянные силы во время родов и встроить их в систему Мать-Дитя. Мой метод дает возможность вернуться в родовую деятельность и увидеть истинные причины, почему закрытие не состоялось естественным путем и устранить их.

Это экологичный способ мягко вернуть себя из пограничных пространств полностью в жизненные процессы. Даже спустя много лет.
Этот процесс также отразится и на ребенке и даже на отце ребенка.
На ребенке – потому что состоянии матери в родовом процессе повлияет на его точку отсчета – роды.
На отце ребенка – потому что женщина вернет себе полную женскую энергию и сможет полноценно использовать это в отношении с мужем.
Особенно в интимной близости.

Итак, на что влияет закрытие родов?

здоровье женщины;
ее психологическое состояние;
психологическое и физическое здоровье ребенка;
отношения с мужем;
здоровая атмосфера в семье.

Я использую технику закрытия родов в терапии и профилактике послеродовой депрессии, потому что главное – вернуть потерянный ресурс, нехватка которого может привести к трагедии и подробнее рассказываю об этом на своем сайте regressy.ru.

Желаю всем получать удовольствие от материнства!
Источник: https://organicwoman.ru/udovolstvie-materinstva/
© organicwoman.ru


Made on
Tilda